Цифровой аутизм и цифровое слабоумие: отклонение или суперспособности? — МК в Кузбассе

— Юрий Валентинович, сегодня многие родители считают главным врагом в отношениях с детьми – интернет и смартфон. Когда нужно начинать формировать медиагигиену в своей семье и устанавливать правила взаимодействия с гаджетами?

— Чем раньше, тем лучше. Потому как с проблемами психологической зависимости от смартфонов ко мне обращаются даже с маленькими детьми. Однажды мамочка принесла годовалого ребенка ко мне на прием и сказала, что у ее сына развилась интернет-зависимость, потому что он без телефона не может уснуть. Это не зависимость. Это нарушение ритуала отхода ко сну, связанное с отсутствием правил использования гаджетов. Когда-то этой мамочке было удобно вручить ребенку телефон, и малыш засыпал под мерцание экрана.

Юрий Афанасьев. Фото: с личной страницы в социальных сетях.

— Но многие ведь дают детям гаджеты с раннего возраста не только чтобы занять или отвлечь, но и развить.

— Это иллюзия и самоуспокоение — гаджеты не развивают. Аудиосказки и мультфильмы не развивают речь, потому что речь — это двусторонний процесс. Важно понимать, что ребенку нужна обратная связь. Но современные родители этой обратной связи не дают, им проще вручить телефон.

Гаджеты не разовьют пространственное понимание и восприятие предмета. Не разовьют мелкую моторику и сенсорную интеграцию. А мелкая моторика тянет за собой очень много тонких процессов и настроек. Как вы думаете, почему большинство из нас сегодня не покупают детям краски? Потому что «обои разрисуют, а в планшете он все то же самое делает». Да не то же самое! Ребенок должен брать, лизать, швырять, кусать, собирать и ломать. Тыкать в экран пальчиком – это не мелкая моторика. Но мы вручаем телефон – мол, там все есть. Просто и легко. А этап развития ребенка не повторить. Он упущен.

Как-то ко мне пришел папа и сказал: объясните моему трехлетнему сыну, что нельзя заколачивать гвозди смартфоном. У меня был один вопрос: а что делает смартфон в три года у вашего ребенка?.. В три года сегодняшние дети погружены в телефон, а не во взаимодействие со сверстниками. Поэтому они очень плохо общаются. Я сначала думал, что это преувеличение. Пошел гулять со своим ребенком, подходим к детям в песочнице, а они рычат и шипят… Как кошечки и собаки. Потому что родители с ними на человеческом языке не разговаривают, и дети копируют поведение домашних животных. Они разучились играть и пользоваться воображением. В интернете много шаблонов, все готовое, воображение развивать не нужно. А это такой потенциал!.. Вспомните свое детство. У вас была одна палка, но это была и палка-копалка, и палка-мост, и палка-отгонялка, и палка-выручалка. Так ребенок развивает образное мышление. В игре он учится выставлять границы, коммуницировать. Не дадут этого ни интернет, ни виртуальные игры…

— Что делать, чтобы дети не утрачивали навык общения?

— Все давно придумано. По нормам советского времени детей было рекомендовано отдавать в детский сад в три года. Потому что навыки общения закладываются с 2 до 4 лет. В это время ребенок осознает себя солнцем, вокруг которого на ближайшей орбите — мама, чуть дальше – папа, бабушки и дедушки. И вдруг – детский сад. А там 20 таких солнечных систем, ходят, начинают сталкиваться и учатся взаимодействовать. Всем, кто жалуется на то, что их ребенок долго не разговаривает, я рекомендую отдавать детей в детский сад. Через полгода мало кто из этих пациентов возвращается с той же жалобой.

Фото: pixabay.com

— Если ребенок, как положено, пошел в детский сад, научился общаться и разговаривать, потом ему можно давать телефон?

— Не спешите вручать ребенку гаджет. Цифровые технологии никуда не уйдут. С 7-летнего возраста у ребенка развивается словесно-логическое мышление. По нему тоже наносится удар. Поэтому дети сегодня не умеют мыслить, воспринимать длинные тексты, у них не сформирована концентрация, не развито внимание. Многие со мной поспорят и скажут – «Ну мой же ребенок может смотреть часы напролет мультфильмы, значит, развито у него и внимание, и концентрация». Мультфильмы – это технологическая ловушка для внимания, они его вылавливают, но не развивают. Вы же тоже внимательны, когда едете за рулем, но вряд ли сможете воспроизвести по памяти всю дорогу.

Юрий Афанасьев в составе вологодской делегации на кемеровском форуме «Вектор детства 2021».

— Но вы же понимаете, что в современном мире вряд ли получится полностью изолировать детей от гаджетов.

— Конечно, понимаю, я же реалист. И этого не требую. Но нужно соблюдать хотя бы простые правила. Первые гаджеты ребенка должны быть без выхода в интернет. Устанавливайте границы на старте. Телефон – это личная вещь мамы или папы. Контролируйте время использования гаджета. Если трехлетнему ребенку, для которого в этом возрасте ваш авторитет абсолютен, вы не можете выставить правила, то что вы будете делать, когда ему исполнится 12? Выделите зону, свободную от гаджетов. Лучше, если это будет кухня. Существует множество исследований, согласно которым семейный ужин без телефонов – лучшая профилактика всевозможных зависимостей. Если вы вовремя не выставили границы, их придется постепенно сужать. А это всегда труднее.

— Гаджеты тормозят развитие детей. Чем еще они опасны?

— Одна из главных опасностей, на мой взгляд, – бытализация тяжелых психиатрических заболеваний. Мне как врачу приходится иметь дело с огромным количеством запросов на так называемые «цифровые» болезни: цифровой аутизм, цифровое слабоумие, фейсбук-депрессия, цифровой Альцгеймер, цифровая морская болезнь (это когда вы уткнулись в телефон, резко поднимаете голову – и вас штормит). Конечно, все эти заболевания неофициальны, в МКБ10 (международной классификации болезней) их нет. Через год выйдет новая 11 редакция, там появятся болезни, связанные с игровой онлайн-зависимостью. Но эти понятия уже используются в профессиональной среде как некий сленг. И мы должны понимать и помнить, что интернет может провоцировать начало некоторых психиатрических состояний.

Фото: pixabay.com

Также опасны для детей деструктивные интернет-движения. В 2017 году всех шокировали «Синие киты» и суициды. Слабым звеном оказались взрослые, которые подняли панику. В результате вместо профилактики вышла пропаганда. 2018 год прошел под знаком селфи-харма – молодежь наносила себе повреждения, занималась членовредительством, пытаясь таким образом затушить психологическую боль и снять эмоциональное напряжение. 2019-ый – год грустных картинок. Девочки и мальчики жаловались на потерю интереса к жизни, не желали учиться и что-либо делать. В 2020-ом всех преследовали панические атаки. А 2021-ый начался с биполярных расстройств. Появилась мода на психические расстройства, которые при обследовании не подтверждаются. О чем это говорит? О том, что нашими детьми манипулируют в сети, вкладывают в голову лжеистину, которая может оказывать влияние на их судьбу в течение всей жизни.

— А что делать, если ребенок нашел в интернете блогера-кумира, мнение которого расходится с позицией родителей и здравым смыслом, но для ребенка оно в разы авторитетнее?

— Авторитет для детей – тот, кто владеет информацией и умеет ее доказывать. Я заставляю детей сомневаться в ложных истинах, не применяя при этом директивного тона, учу факт-чекингу. Не нужно, чтобы ребенок согласился с вами здесь и сейчас. Нужно, чтобы он засомневался. А потом он сам перероет интернет в изучении этого вопроса. Просто важно подсказать источник, где искать.

— Через какие каналы связи можно достучаться до современных детей, выстраивая их отношения с интернетом? Что для них важно?

— Представители современного поколения Z слишком щепетильно относятся к своему будущему, стараются его выстраивать и программировать. Имиджевые потери действуют для них как мотивация. Этим тоже можно пользоваться. Нынешние дети прекрасно знают, что одна фотография может испортить карьеру чиновника. Его могут просто уволить за неудачный пост. Или за кадр из прошлого. К примеру, федеральная судья забыла, что 9 лет назад разместила в сети фотографию, на которой она хорошо отдохнула в Турции. Фото достали, опубликовали, и судья была лишена своего статуса. Для сегодняшних детей важны социальные последствия. Они все хотят в будущем устроиться на хорошую работу. Однако большая часть серьезных компаний начинают сбор информации о кандидате с социальных сетей и интернета. Достаточно запустить пару программ, и они соберут 90% информации о вас, выстроят ваш психологический профиль по цифровому следу. Обидно, когда ребенок, не понимая этого, делает репост и заканчивает карьеру, не начав ее. Вот что надо объяснять. Объяснять законы, которые сейчас распространяются на сеть. И даже если ты стер переписку или удалил пост, информация остается в корневом сервисе, ее легко можно получить. Когда дети начинают осознавать, сколько вокруг них законов и последствий, они зачастую начинают аккуратнее относиться к своим действиям в интернете.

— И напоследок…

— И напоследок я скажу, что очень важно помнить: любые нормы и правила должны соблюдаться всеми членами семьи. Если родители с утра до вечера живут в телефоне, то как мы сможем научить ребенка обратному? Начинайте с себя, показывайте пример, найдите мотивацию. Чаще всего это — любовь к своему ребенку.

Это мнение врача-психиатра.

А ВОТ ЧТО ОБ ЭТОМ ДУМАЮТ ДРУГИЕ.

Андрей Андреев, директор ГТРК «Кузбасс», журналист:

Андрей Андреев. Фото предоставлено спикером.

— Я – отец двоих детей гаджетоопасного возраста. И согласен с теми, кто считает, что нужно предлагать детям альтернативу, загружать их спортом и кружками. Тогда у ребенка не будет оставаться ни сил, ни времени на гаджеты. Он будет приходить домой и падать спать. Однако, с другой стороны, во времена моего детства дети вопреки запретам взрослых читали под одеялом под фонарем, смотрели телевизор больше положенного времени втайне от родителей. Любое излишество вредит человеку. Гаджет – это всего лишь носитель информации. И, если пользоваться им с умом безе крайностей и перегибов, то он может нести пользу, а не вред. Ведь важно, ЧТО посредством гаджета потребляет ребенок. У нас сегодня нет возможности выбирать – гаджет или не гаджет. За нас этот выбор уже сделал прогресс. Задача взрослых сегодня понять, что и как мы можем предложить ребенку посредством этого гаджета. Ну и заниматься воспитанием, конечно. Изначально, много лет назад воспитание строилось на чем? На физическом превосходстве – кто сильнее, тот и прав. Потом определяющим стал набор навыков: старший умеет больше — владеть мечом, стрелять из оружия. Потом главенство определялось наличием образования. Сейчас в приоритете имущественный аспект – я тебя кормлю, одеваю, предоставляю крышу над головой. Но эта система начинает давать сбой. Мальчики и девочки благодаря интернету стремительно становятся миллионерами и перерастают своих родителей в финансовом смысле, легко могут накормить и маму, и бабушку. Знаний в плане пользования интернетом у них тоже намного больше. Мы живем во время ломки авторитетов и битвы за главенство. Как не проиграть эту битву в эпоху гаджетов? Скажу банальную вещь, но это так: только путем искренних бесед и привития верных ценностных ориентиров. Если сможешь это сделать, то ты выиграл. Если нет, то проиграл.

Евгения Шамис, основатель и координатор исследовательского центра «RuGenerations — российская школа Теории поколений»:

Евгения Шамис. Фото: gurugenerations.ru.

— Быть между ребенком и гаджетом – слабая позиция. Это позиция судьи. Нужно не судить и не осуждать. Нужно разговаривать и формировать, развивать цифровой вкус. Абсолютно новое понятие для мирового общества – вкус на компьютерные игры, соцсети, блоги, жизнь, в которую сбалансированно интегрирован интернет. А сегодня он, цифровой вкус, совершенно не сформирован, ни у взрослых, ни у детей. Цифровой, виртуальный прогресс так быстро вошел в нашу жизнь, что мы не успели сформировать четкие нормы и правила существования в новой цифровой реальности, можно сказать, «не наелись», да и не разобрались до конца с тенденциями. Депутаты сейчас выдвигают идею включения в школьную образовательную программу уроков цифровой грамотности. Но пока это вызывает много вопросов. Цифровой этикет и цифровая грамотность  находятся на начальной стадии формирования.

Мы недавно запустили онлайн-мастерские, где прорабатываем эту тему совместно с родителями и их детьми поколения Z (2003-2023 г.р.). На них мы получаем такие отзывы от детей: «Спасибо, что вы учите наших родителей разговаривать с нами». А мы действительно учим. Учим в диалоге задавать не банальные вопросы, а те, на которые детям будет интересно отвечать. К примеру, на ура проходит вопрос «Какие компьютерные игры вы можете отнести к фастфуду, а какие – к гастро-кухне?» Или «Ты стал свидетелем кибертравли, как тебе действовать?», «Почему ругаются родители, когда ты играешь?» Нынешнее поколение детей и подростков не просто слушает ваши идеи и предложения, они их тестируют. Поэтому транслируйте детям свои мысли и взгляды, рекомендуйте им фильмы и книги. Они проверят по интернету отзывы, прочитают рецензию, поговорят с лидерами мнений в разных интернет-сообществах. А потом примут решение: согласятся с вашим предложением – будут читать, не согласятся – не будут. Гаджеты, соцсети и интернет уже здесь, бороться с ними бессмысленно, надо искать на этой новой площадке новые форматы взаимодействия со своими детьми. Новые варианты для доверительного общения, новые темы для разговоров. Уметь с этим жить. И тогда будет совершенно не важно, к «цифровому» поколению вы относитесь или нет.

РБК, китайские власти запретили детям до 16 лет появляться в стримах, создавать из них звезд, запретили склонять несовершеннолетних к получению дохода через интернет-ресурсы, а также обязали сервисы предотвращать демонстрацию для них «богатства и поклонения деньгам» и «экстравагантных наслаждений». Об этом говорится в заявлении Государственного управления КНР по вопросам киберпространства, опубликованном на сайте ведомства.

Source: mk-kuzbass.ru

Оригинал статьи

Добавить комментарий