Музыкальная индустрия после пандемии: потери, гонорары и новые форматы — РБК Стиль

«Музыкальная индустрия — одна из самых пострадавших. Ее запретили раньше всех и освободят самой последней», — вздыхает Ник Бабин, основатель фестиваля Chess&Jazz, в отличие от многих не отмененного в этом году, а смело перенесенного на 11–12 сентября. Для сравнения: крупнейший в России музфест «Пикник «Афиши»» до последнего удерживал дату проведения — 8 августа, — но ровно за месяц до события сообщил о переносе на неопределенный срок. Индустрия действительно существенно пострадала во всем мире: еще в марте Forbes прогнозировал $5 млрд убытков и откат на два-три года назад по доходам.

В целом к концу карантина музыкальная индустрия держалась исключительно на доходах от стриминга. При этом нужно учитывать, что речь идет о поп-музыке в широком ее понимании. Что до музыки академической, ей пришлось сложнее. «Еще 12 марта генеральный директор Метрополитен-оперы Питер Гелб уведомил музыкантов оркестра и хора о том, что их работа приостановлена без сохранения оплаты как минимум до нового года, — вспоминает арт-менеджер Елена Бухмак. — По предварительным прогнозам, только в этом году вирус будет стоить одному из лучших оперных театров мира около $100 млн, а ведь никто не знает, что будет дальше. В России музыканты, прикрепленные к государственным оркестрам, получают зарплату в полном объеме, но ведь очень много тех, кто работает независимо, как фрилансер, по сути — от концерта к концерту. И их пандемия затронула в первую очередь. Часть из них работала курьерами, кто-то продолжает подрабатывать таксистом. И это, конечно, очень печально». По словам Елены, академическая музыка все еще стоит на паузе и несет колоссальные потери.

В апреле генеральный директор Большого театра Владимир Урин отметил, что день простоя стоит театру около 9 млн руб. «И это только одна площадка, пусть и очень крупная», — вздыхает арт-менеджер. В России решение о старте полноценной концертной деятельности пока не принято, поэтому организаторы не понимают, что делать с осенними мероприятиями. Кроме того, нет никакой гарантии, что состоятся и весенние концерты 2021 года. В подвешенном состоянии до сих пор находятся все участники процесса — от независимых промоутеров, которым концертные площадки так и не снизили арендную плату, до мировых звезд, чьи туры остаются под вопросом.

Пианист Риад Маммадов, придумавший во время самоизоляции проект «You are an Island» с двумя фортепианными пьесами и одной эмбиент-композицией, подтверждает, что классическим музыкантам пришлось несладко: «Доход академических музыкантов в большей степени основывается на концертах и в меньшей — на коммерческих мероприятиях. В популярной музыке ситуация противоположная как минимум потому, что там спрос больше, а внутрижанровых критериев меньше». Онлайн-концерты ни он, ни Елена не считают полноценным выходом из ситуации: во-первых, по большей части академические музыканты играют их бесплатно, во-вторых, если речь идет об онлайн-концертах мировых исполнителей вроде Рене Флеминга, Йонаса Кауфмана или Роберто Аланьи, на которые надо было покупать билеты за $20, то российские поклонники не готовы были выкладывать кровные. У нас не выработалась привычка тратить на новые виды контента: все-таки концерты — не сериалы и не аудиокниги. Бесплатные же концерты пользовались спросом на пике самоизоляции.

READ  Уже вечером Ubisoft сделает анонс новой киберспортивной программы по Tom Clancy's Rainbow Six

«Сложно говорить о серьезном коммерческом начале, когда между слушателем и исполнителем возникают дополнительные препятствия — например, интернет, часто несущий с собой задержку звука, — рассуждает Риад. — Леди Гага записала домашний концерт в поддержку врачей, которые борются с COVID-19. Замечательная идея, чтобы поддержать людей и дать им почувствовать себя в единении с миром тогда, когда всем нам страшно, когда мы не понимаем, что будет дальше. И я не рассматриваю это выступление как концерт, а смотрю на него с точки зрения человека, который ищет поддержку и благодаря этому понимает, что все мы — люди».

Фото: Getty Images/Getty Images for Global Citizen
© Getty Images/Getty Images for Global Citizen

Живые выступление в приоритете не только у самих музыкантов. «Для части публики это выход в свет со всеми соответствующими атрибутами, от подготовки наряда до дежурного бокала шампанского в буфете. Концертный зал давно стал «третьим местом» — городским пространством, объединяющим людей. Зрители приходят за эмоциями и сполна их получают», — утверждает Бухмак.

Но перейдем от эмоциональной составляющей к материальной: в марте цифровые продажи альбомов упали на 12,4%, снизился спрос и на новую музыку. Некоторые музыканты переносили релизы, что несколько странно: если выпустить много нового материала, когда страсти улягутся, у слушателей попросту не будет времени его оценить. Впрочем, многие артисты не сбавили оборотов. Так, Warner Music Russia выпустили вирусные треки: «UNO» группы Little Big, «Плачу на техно» группы Cream Soda, взорвавшие чарты альбомы Егора Крида «58» и Boulevard Depo «Old Blood». 

«В период пандемии нам никто не помешал сделать песню «Август» минской группы Intelligency одним из самых главных хитов этой весны, причем не только в России, но и во Франции, Германии, Польше, Бельгии и других странах. Более того, мы продолжали производить контент и реализовывать масштабные маркетинговые кампании. Запущенный нами балконный челлендж #плачунатехно получил широчайший отклик в сети, а #UnoVisionChallenge стал, возможно, самым масштабным челленджем в мире. Мы это видим по десяткам миллионам видео от пользователей в поддержку данных трендов», — не скрывает радости заместитель генерального директора по вопросам бизнеса и внешним связям Warner Music Russia Ольга Ким.

READ  HD Reworked Project 12.0 Ultimate выйдет 19 сентября, представлено новое сравнительное видео

Фестивальные же организаторы как ни старались, не могли похвастать полноценной работой. «На момент запрета на мероприятия у нас уже были забукированы иностранные артисты и отправлены предоплаты. Обычно, если ты ударил с менеджментом артиста по рукам, предоплата является невозвратной», — объясняет Ник Бабин.

К счастью, коллеги объединились перед напастью и, хоть в контракте и не упоминалась «пандемия» как форс-мажор, перенесли всех утвержденных артистов. 11 и 12 сентября в сад «Эрмитаж» прибудут Леонид Агутин, Lianne La Havas, Jordan Rakei и Portico Quartet. Если же в сентябре хлынет вторая волна коронавируса, организаторы Chess&Jazz смогут вернуть депозиты. Сложнее было договориться со спонсорами, без вложений и партнерских интеграций которых любой музыкальный фестиваль едва ли возможен. Многие бренды под шумок перенаправили бюджеты в диджитал-проекты, но, по словам Ника, вернуться в офлайн им придется: «Я уверен, что онлайн-концерты — не формат будущего. Согласитесь, Zoom-вечеринки и онлайн-выступления довольно быстро надоели. Пусть некоторые и хвастали высоким KPI, онлайн никогда не сможет создать такую же сильную эмоциональную связь между брендом и человеком, как живое выступление. При этом нельзя не отдать онлайн-инициативам должное: они действительно помогли артистам и их большим командам пережить тяжелые времена».

Основательницы Doing Great Agency и платформы Stay, первой объединившей музыкантов в онлайне и предоставившей им возможность давать полноценные концерты по билетам, Катя Штарева и Таня Пантелеева говорят, что полного объема рынка не знают и не могут утверждать, что внесли ощутимый вклад в поддержку индустрии, но наверняка помогли адресно. «Самый большой гонорар по процентной системе составил около 250 тыс. руб. Для артиста, чье имя мы, конечно, не раскроем, — это примерно два-три офлайн-выступления», — делится Катя. Когда онлайн-концерты проходили чуть ли не каждый день, инсайдеры говорили, что артисты запрашивают практически «корпоративные» гонорары: 5 млн руб. у «Би-2» и по 3 млн руб. у «Сплин» и Zivert. Stay же работает исключительно по процентной системе: выручка от продажи билетов делится 80/20 или 70/30 в пользу артиста.

«Конечно, были те, кто запрашивал гонорары, в основном это были музыканты так называемого A-листа, — подтверждают девушки. — Пока что мы не можем себе этого позволить, за нами не стоят инвесторы или крупные бренды. Что касается увеличения гонораров за онлайн-выступления в индустрии в целом, то это так, но опять же потому, что такие выступления идут под спонсорской эгидой, это всегда стоит дороже, да и аудитории при таком раскладе даже больше, чем просто в офлайне».

READ  Вся трилогия игр HITMAN выйдет в Google Stadia

Stay запомнилась как платформа экспериментов: например, на ней прошел караоке-концерт Татьяны Булановой, и первой в России она собрала толпу зрителей — правда, в автомобилях — на drive-in-концерте хип-хоп артиста Thomas Mraz. Не говоря уже о в целом плотно утрамбованной и разномастной афише, в которой поп-музыка соседствовала с екатеринбургскими рокерами и спектаклем «Мастер и Маргарита». После возобновления нормальной культурной и концертной жизни платформу сворачивать не планируют: вполне возможно, Stay будет транслировать офлайн-концерты и фестивали для тех, кто не может на них попасть. Кроме того, создательницы размышляют над разработкой полноценной стриминговой платформы. О том, кто кого — онлайн или офлайн, — спорить они не берутся: «Нельзя сравнивать офлайн- и онлайн-концерты, это совершенно разные жанры, у каждого есть и свои плюсы, фишки, и свои минусы».

Несмотря на то что ближайшее будущее офлайн-фестивалей остается туманным, организатор Chess&Jazz Ник Бабин не намерен сдаваться. «Я живу этим событием и сразу решил: если будет хоть один шанс провести фестиваль этой осенью, буду за него бороться. Рискованное ли это дело? Чертовски рискованное, как и весь музыкальный бизнес. Но мы в полной мере осознаем социальную ответственность, и если это будет опасно для наших гостей и рекомендации госорганов будут не совпадать с нашими желаниями, мы фестиваль проводить не будем. Если же все случится, мы по крайней мере попадем в историю и шорт-лист фестивалей, вопреки всему состоявшихся в 2020 году, вместе с книжным фестивалем на Красной площади», — смеясь заключает он.

А вот академической музыке не придется ждать осени: с 1 августа открываются театры и концертные залы вместимостью до 3 тыс. человек с условием заполнения не более чем на 50%. Московская филармония уже объявила о проведении нескольких концертов в августе. «Независимым промоутерам сложнее: в случае подтверждения концерта им нужно будет как минимум оплачивать аренду зала, гарантий же нет никаких, — объясняет Елена Бухмак. — Многое зависит от того, какая посадка будет разрешена, так как это напрямую влияет на экономику концерта. Обычно промоутер выходит в ноль при заполняемости зала на 65–75%, поэтому шахматная рассадка, предполагающая 50% зала максимум, по умолчанию означает финансовые потери. В любом случае концерты с участием иностранных музыкантов активно переносят на 2021 год». 

Статья в оригинале

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий